тел. міський +38 044 223 20 94   email:chevguz@gmail.com
моб. +38 050 331 85 95, +38 067 404 11 85 сайт:chevguz.com

За что, кто и как убил журналиста Георгия Гонгадзе

Практика судів України > Автотема, ДТП > За что, кто и как убил журналиста Георгия Гонгадзе

Сегодня, 16 сентября 2015 года, исполняется ровно 15 лет, как был убит журналист Георгий Гонгадзе. Непосредственные участники убийства генерал МВД Пукач, его подчиненные офицеры милиции - Костенко, Протасов и Попович установлены и осуждены. Трое последних были арестованы в 2005 году, поэтому можно отметить еще одну «круглую» дату – 10 лет с момента раскрытия этого резонансного преступления.

          На сегодня генерал Пукач сидит в СИЗО СБУ и продолжает «судиться» в апелляционном суде, не соглашаясь с приговором о пожизненном лишении свободы. Водитель Пукача – майор милиции Попович отбывает 12-летний срок лишения свободы в колонии в Черниговской области. Начальник отдела Управления наружной разведки МВД полковник милиции Костенко «гуляет» по Киеву, поскольку был освобожден от отбывания наказания досрочно. Мой подзащитный - полковник милиции Николай Протасов, по совместительству кум Пукача, не дожил до освобождения из колонии и, царство ему небесное, покоится на одном из киевских кладбищ. За неделю-две до его смерти мы общались с ним в санчасти ИТК «Буча», что под Киевом, строили с ним планы о его досрочном освобождении, но не судилось... В память о нем у меня остались его наручные часы марки «Победа», выпуска лет 40-50 тому назад, которые перед его смертью остановились и он попросил меня их отремонтировать. Я пообещал, но опять, не судилось...

          Жена и дочь Протасова, проявив мужество и людянисть, забрали умершего из колонии и по-христиански предали его земле, чем вызвали мое еще большее уважение. Они обе идо этого вели себя по отношению к Протасову достойно.

          Я в течение трех лет участвовал в качестве защитника по обоим уголовным делам с участием Пукача (по делу об убийстве Гонгадзе я защищал Протасова, а по делу о похищении и избиении Алексея Подольского, за что были осуждены Пукач и его подчиненные офицеры милиции Наумец и Мариняк - защищал водителя Пукача - Олега Мариняка). Так что об этих преступлениях я кое-что знаю не понаслышке.

          Еще тогда, участвуя в этих деле по убийству Г.Гонгадзе, я начал писать своего рода документальную книгу-дневник, ничего не изобретая и не придумывания от себя. Ведь люди хотели знать правду о таком неординарном преступлении. В одной из киевских газет начали выходить первые разделы книги, но опять не судилось. Следователей Генпрокуратуры Украины напугали первые же публикации книги, так как, по их мнению, свидетели по делу будут бояться давать показания в суде на своих начальников - Пукача, Костенко и Протасова, хотя ни один из свидетелей-милиционеров по фамилии в книге не были названы. В «интересах следствия и суда» следователи вежливо попросили меня не публиковать до приговора ничего, чтобы могло бы помешать окончанию дела.

           Сейчас приговора по этим обоим делам оглашены и опубликованы в печати, они вступили в законную силу и я  могу свободно рассказать ЗА ЧТО, КТО и КАК УБИЛ ЖУРНАЛИСТА ГЕОРГИЯ ГОНГАДЗЕ.

          С многими выводами следователей и прокуроров я не был согласен, поэтому отдельные положения моих измышлений не совпадают с материалами уголовного дела. Да это и не удивительно, поскольку я, как адвокат фигурантов этих дел, сижу с противоположной от следователей и прокуроров стороны стола и наши точки зрения очень часто носят противоположный характер.

          Основная версия следователей и прокуроров мотива этого убийства -   активная журналистская деятельность Георгия Гонгадзе, в ходе которой он критиковал Президента Украины, должностных лиц МВД, писал о коррупции среди высших должностных лиц Украины, за что и поплатился своей жизнью.

          Моя же версия, основанная на тех же материалах уголовного дела,  иная. Я считаю, что Георгия убили по личным неприязненным мотивам, используя при этом  его причастность к журналистской деятельности, особенности его поведения и образа жизни. Убийство Г.Гонгадзе политическим сделали позже отдельные политики, которые на трагической смерти журналиста многие годы грели свои грязные руки.

           Второй миф, не вытекающий из материалов уголовного дела и обстоятельств преступления, это причастность к убийству Президента Украины Леонида Кучмы. Я не адвокат Л. Кучмы, с ним лично не знаком, но мы договорились вами говорить правду. И эта правда состоит в том, что Президент Украины Л. Кучма к убийству Г. Гонгадзе не имеет никакого отношения.

          Есть еще несколько принципиальных суждений по этому делу, которые не совпадают с навязанным обществу мнением, но об этом позже, на страницах самой книги.

          И так - ЗА ЧТО, КТО и КАК УБИЛ ЖУРНАЛИСТА ГЕОРГИЯ ГОНГАДЗЕ?

 

   Адвокатское расследование адвоката Чевгуза Виктора

по материалам уголовного дела об убийстве

журналиста Георгия Гонгадзе.

 

 

Часть 1.  Похищение Г.Гонгадзе. Как это было.

 

Том № 25, лист дела 150: Из обвинительного заключения следователя Генеральной прокуратуры Украины Грищенко Ю.А. от 20 ноября 2005г. по уголовному делу № 49-1663:

«…В 1999-2000 годах, руководитель проекта Интернет – издания газеты «Украинская правда» Гонгадзе Георгий Русланович опубликовал в средствах массовой информации и в Интернет – изданиях ряд критических статей и провел несколько аналитических программ на радио и телевидении, в которых остро критиковал власть за преследование журналистов, придал оглашению факты относительно коррупции в высших эшелонах власти и деловых кругах Украины и другое, в результате чего приобрел широкую популярность в обществе, как независимый журналист. 

Вследствие активной журналистской деятельности и гражданской позиции Гонгадзе, Пукач А.П., который в то время занимал должность первого заместителя начальника Главного управления криминального поиска (ГУКП) МВД Украины, от неустановленных следствием руководителей МВД, относительно которых уголовное дело выделено в отдельное производство, в мае 2000 года получил указание установить за Гонгадзе, как журналистом, наблюдение и провести в отношении него ряд оперативно-розыскных мероприятий, направленных на установление его личности, связей, распорядка дня и т.п..

В июне-июле 2000 года во исполнение этого незаконного указания, сотрудники подразделений внешнего наблюдения ГУКП МВД по приказу Пукача провели незаконные оперативно-розыскные мероприятия относительно Гонгадзе с использованием большого числа сотрудников ГУКП МВД, спецтехники и автомобилей.

Незаконное проведение в отношении него негласных оперативно-розыскных мероприятий стало известно Гонгадзе и вызвало обоснованное его возмущение и беспокойство. Поскольку Гонгадзе никаких противоправных действий не совершал, он расценил указанные выше действия работников милиции как угрозу его личной безопасности и препятствование профессиональной деятельности журналиста».

 

Том 10, лист дела 257: Открытое письмо Георгия Гонгазе  Генеральному прокурору Украины Потебенько М. от 14 июля 2000 года, направленное в Генпрокуратуру и одновременно опубликованное в средствах массовой информации:

«Уважаемый Генеральный прокурор! Я, журналист Георгий Гонгадзе, выражаю свой категорический протест против обнаглевшего поведения правоохранительных структур, которые начали кампанию натравливания против меня и моих коллег по работе.

На протяжении двух недель представители милиции проводят сбор информации у людей, которые знают меня, не поясняя при этом цели этого сбора.

По месту моей прописки в г. Львове провели дознание у моих соседей, а также у моей мамы на предмет моей деятельности и способа моей жизни.

На протяжении двух дней трое работников моей редакции были задержаны представителями милиции, которые под разными предлогами провели проверку их документов с записью соответствующих данных.

10 июля генерального директора радиостанции «Континент» Сергея Шолоха посетил полковник милиции, который рассказал историю о моей якобы причастности к криминальной «разборке» в г. Одессе, вследствие которой погиб человек. Другими словами, мне пытаются «пришить» уголовное дело.

… Окончанием истории стало установление слежки за мной на протяжении последних нескольких недель. Неизвестные мне лица сопровождают меня на автомобиле «Жигули», государственный номер 07309 КВ, ожидают возле дома и редакции.

Поскольку вся изложенная информация относительно моей причастности к преступлению является сплошным абсурдом, я оставляю за собой право расценивать эти действия как спланированную провокацию, целью которой есть, как минимум, запугать меня, как максимум – определенным путем помешать моей деятельности.

В связи с этим я обращаюсь к Вам с требованием прекратить произвол и защитить меня от морального террора, а также установить и наказать причастных к его организации лиц.

14 июля, 2000.

Георгий Гонгадзе, журналист».

 

Комментарий адвокатаО незаконной слежке и преследовании Г.Гонгадзе уведомил письменно также и Главное управление МВД Украины в г. Киеве.

По закону проверка данных заявлений Г.Гонгадзе об угрозе его жизни должна была проводиться в г. Киеве, по месту совершения противоправных действий в отношении журналиста. Вместо такой проверки в г. Киеве, исполнение этих заявлений было незаконно направлено в г. Львов, по месту прописки Г.Гонгадзе.

    

Том № 26, лист дела 130: Из показаний сотрудницы Интернет – издания газеты «Украинская правда» Фроловной Людмилы в суде:

«…Заезжая по дороге на работу за Гонгадзе, я увидела возле его дома по улице Красноармейской, где они жили с Мирославой и детьми, каких-то людей. Это были один-два мужчины, которые ежедневно в 10 часов утра сидели на лавочке, напротив окон его квартиры. Я спросила об этих людях Мирославу, она ответила, что тоже их наблюдает ежедневно.

Гонгадзе стал говорить, что за ним постоянно ездит какая-то машина. Ситуация складывалась все тревожнее. Возле нашего офиса стало появляться уже больше подозрительных машин, до четырех. Они постоянно менялись. В некоторых машинах сидело уже до четырех человек. Мы с Георгием с тревогой наблюдали за ними из окна. В один из таких тревожных дней Георгий дал мне телефоны Порошенка, Матвиенка, Мусияки и других известных политиков, к которым я должна буду позвонить, если его «заберут». У всех нас было какое-то внутреннее напряжение, мы нервничали.

… Георгий говорил, что угрозу себе он чувствует интуитивно. Не ходил один, всегда старался быть  с кем-то вдвоем, втроем. 

Где-то в средине июля Георгий написал письмо Генеральному прокурору Украины о постоянном наблюдении за ним. Мы стали ждать реакции прокуратуры и ответа на письмо, но не дождались.

…Кто следил за Гонгадзе? – На мой вопрос, кто это может быть, Георгий ответил, что это могут быть люди «Кравы». Он имел в виду Министра МВД Кравченко.

О непосредственных угрозах жизни Гонгадзе я ничего не знаю, при мне этого не было. Он говорил, что держит ситуацию под контролем. Я думаю, что были политические мотивы слежения за ним. В Верховной Раде я слышала разговоры  депутатов: «Гия, смотри, допрыгаешься»… 

О слежке за ним Гонгадзе, с его слов, рассказал Морозу и тот советовал ему быть осторожнее.

          Рассказывала я о наблюдениях за Гонгадзе и Анатолию Матвиенко, просила его помочь в этом. Матвиенко посоветовал, чтобы Гонгадзе выехал куда-нибудь на месяц-второй, в отпуск, на отдых, может быть и за границу. Я передала эти слова Гонгадзе. Но он никуда не хотел уезжать».

 

Том № 25, лист дела 151: Из обвинительного заключения следователя:

«…Факт незаконного проведения оперативно-розыскных мероприятий в отношении Гонгадзе Г.Р. получило широкую огласку, в том числе и в средствах массовой информации. По указанию неустановленных следствием должностных лиц наружное наблюдение за Гонгадзе было снято. Поскольку последний продолжал активно выполнять свои гражданские и профессиональные обязанности, в сентябре того же, 2000 года, от неустановленных должностных лиц МВД Украины Пукач А.П. получил указание продолжить оперативно-розыскные мероприятия относительно Гонгадзе и принять к нему меры физического воздействия. 

 Выдержки из Закона Украины «Об оперативно-розыскной деятельности», от 18.02.1992 года:

«Статья 1. Задачи оперативно-розыскной деятельности: Задачей оперативно-розыскной деятельности (ОРД) является поиск и фиксация фактических данных о противоправных действиях отдельных лиц и групп, ответственность за которые предусмотрена Уголовным кодексом Украины, разведывательно-подрывной деятельности специальных служб иностранных государств и организаций с целью прекращения правонарушений и в интересах уголовного судопроизводства, а также получения информации в интересах безопасности граждан, общества и государства.

...

      Статья 6. Основания для проведения оперативно-розыскной деятельности: Основаниями для проведенияоперативно-розыскной деятельности являются:

          1) наличие достаточной информации, полученной в установленном законом порядке, нуждающейся в проверке при помощи оперативно-розыскных мероприятий и средств, о:

-  преступлениях, которые готовятся или совершены неустановленными лицами;

-  лицах, которые готовят или совершили преступление;

- лицах, которые скрываются от органов расследования, суда или уклоняются от отбывания уголовного наказания;

- лицах без вести отсутствующих…

          Запрещается принимать решения о проведении оперативно-розыскных мероприятий при отсутствии оснований, предусмотренных в данной статье.

...

     Статья 14. Надзор за соблюдением законов во время проведения оперативно-розыскной деятельности:Надзор за соблюдением законов во время проведения оперативно-розыскной деятельности осуществляется Генеральным прокурором Украины и подчиненными ему прокурорами в пределах своей компетенции…».

 

Комментарий адвокатаНаружное наблюдение в отношении Гонгадзе и проведение в отношении него других оперативно-розыскных мероприятий на протяжении мая-сентября 2000 года проводилось сотрудниками ГУКП МВД Украины без всяких на то законных оснований и без заведения оперативно-розыскного дела. Отдельные документы, составленные в ГУКП МВД Украины при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий относительно Гонгадзе, были незаконно уничтожены, под предлогом истечения срока их хранения.

 

Том № 25, лист дела 152: Из обвинительного заключения следователя:

     «…Получив незаконное указание продолжить проведение в отношении Гонгадзе оперативные мероприятия и выполняя его, Пукач принял решение, при помощи подчиненных ему работников ГУКП МВД, захватить Гонгадзе, вывезти его в лес за пределы г. Киева, убить, а труп сжечь, для чего разработал соответствующий план совершения этого преступления.

     С этой целью, Пукач 15 сентября 2000 года умышленно дал указание подчиненным сотрудникам ГУКП МВД возобновить наружное наблюдение за Гонгадзе.

     В течение дня, 15 сентября, сотрудники ГУКП МВД осуществляли наружное наблюдение за Гонгадзе по всему г. Киеву, куда бы тот не перемещался, следуя за ним на автомобиле и, по рации уведомляя об этом Пукача.

     Вечером, того же дня, Гонгадзе находился в квартире Алены Притулы в       доме №7 по бульвару Леси Украинки. Согласно разработанного Пукачем плана, когда Гонгадзе выйдет из квартиры на бульвар Л. Украинки и станет, как обычно, «ловить» такси, водитель служебного автомобиля ГУКП МВД Алексей Попович, по условному жесту Пукача, стоявшего неподалеку, должен был подъехать к журналисту и предложить ему воспользоваться его услугами.

     Примерно в 23 часа, Гонгадзе, выйдя на бульвар Л. Украинки и, будучи несвоевременно замеченным сотрудниками ГУКП, остановил проезжавшее мимо такси и беспрепятственно уехал домой, на ул. Красноармейскую, 67, по месту своего проживания с семьей.        

     

Том № 20, лист дела 30: Из показаний начальника отделения наружного наблюдения ГУКП МВД капитана милиции Валерия Костенко:

     «…О необходимости проведения наружного наблюдения за Гонгадзе, он, Костенко, узнал 15 сентября 2000 года непосредственно от Пукача. Эти указания Пукача, как руководителя ГУКП, он и все остальные сотрудники воспринимали, как указания на проведения обычной работы. Никому из сотрудников ГУКП, кроме Пукача, не были известны основания для проведения наружного наблюдения за «Жориком», (условное название объекта наблюдения – журналиста Гонгадзе). Всего, в наружном наблюдении за Гонгадзе участвовало около двадцати сотрудников ГУКП.

     Кроме того, Пукач уведомил о необходимости задержания Гонгадзе и доставки его для беседы в органы МВД.Фамилию журналиста Гонгадзе ранее он никогда не слышал и лично с ним не был знаком. Какие журналистские статьи и о ком писан Гонгадзе, ему также ничего не было известно.

     По плану Пукача, они 15 сентября 2000 года, должны были с Протасовым и Поповичем прибыть на служебном автомобиле к одному из домов на бульваре Леси Украинки в г. Киеве, где вышедшему из этого дома Гонгадзе нужно было «подставить» свой автомобиль под видом такси. Другие сотрудники ГУКП также находились в возможных местах появления Гонгадзе и по рации информировали Пукача.

     Однако, Гонгадзе, выйдя из дома, где жила Притула, остановил другой автомобиль и уехал на нем домой. Пукач был недоволен оплошностью сотрудников ГУКП, упустивших журналиста. По реакции и поведению Пукача было видно, что он настроен решительно на задержание Гонгадзе. Об убийстве Гонгадзе разговора вообще не было. Пукач дал команду всем сотрудникам, осуществлявшим наружное наблюдение за Гонгадзе, ехать на «базу», а на второй день, 16 сентября, с утра, не смотря на субботу, снова выйти всем на работу».  

Том № 25, лист дела 153: Из обвинительного заключения следователя:

     «…16 сентября 2000 года, в 9 часов, в помещении ГУКП МВД, Пукач провел инструктаж подчиненных ему сотрудников, расставил их по местам возможного появления Гонгадзе: по месту его проживания на ул. Красноармейская, 67, по месту работы на ул. Владимирской, 83 и по месту жительства Алены Притулы - по бульвару Л.Украинки, 7.  

     Вместе с другими сотрудниками ГУКП, в операции принимали участие и старший лейтенант милиции Александр Попович, фактически выполнявший обязанности водителя Пукача, и  заместитель начальника дежурной части ГУКП МВД, подполковник милиции Николай Протасов, находившийся в тот момент в очередном отпуске и вызванный для участия в операции лично Пукачем.

     В течение дня сотрудники ГУКП, не знавшие и не предполагавшие незаконного характера этих действий, продолжали осуществлять наружное наблюдение за Гонгадзе, о ходе которого Пукач получал информацию по рации.

     Примерно в 21 час, Пукач получил информацию о том, что Гонгадзе зашел в дом №7 по бульвару Л.Украинки, где проживала А.Притула. На служебном автомобиле под управлением А.Поповича, он прибыл на бульвар Л.Украинки с целью захвата Гонгадзе.

    Около 22 часов, согласно разработанному Пукачем плану, Пукач, Костенко, Протасов и Попович стали ожидать выхода Гонгадзе из дома на бульвар Л.Украинки. Другие сотрудники ГУКП также находились неподалеку, во дворе дома №7, в соседних переулках. Попович, по указанию Пукача, сменил номерные знаки служебного автомобиля на иностранные транзитные, поставил в режим блокирования задние двери автомобиля и стоял наготове в 100 метрах от возможного появления Гонгадзе.

   

     Том № 20, лист дела 50: Из показаний заместителя начальника дежурной части ГУКП МВД подполковника милиции Николая Протасова:

     «…В сентябре 2000 года он находился в очередном отпуске и собирался поехать на родину – на Харьковщину. Примерно в середине месяца ему позвонил Пукач и попросил никуда не уезжать из Киева в связи со срочной работой. 15 сентября Пукач позвонил снова и приказал приехать к зданию МВД Украины. Из разговора с Пукачем он узнал, что запланировано проведение операции по задержанию какого-то неизвестного мужчины и доставке его в милицию.

     В течение дня, 15 сентября, он вместе с Пукачем, на служебном автомобиле под управлением Поповича, проездил до позднего вечера по Киеву. По рации другие сотрудники ГУКП докладывали о перемещении объекта наблюдения. Примерно в 15 часов Пукачу доложили, что объект вышел из офиса. Вместе с Пукачем они вышли из автомобиля и он впервые увидел ранее незнакомого ему мужчину высокого роста, одетого в джинсовые брюки и светлый свитер. Пукач сказал, что это тот мужчина, за которым ведется наружное наблюдение.   

    Вечером по радиостанции сотрудники ГУКП доложили, что Гонгадзе и Притула зашли в дом №7 по бульвару Л.Украинки. Они подъехали к этому дому и он увидел там и других сотрудников ГУКП, задействованных в наружном наблюдении за Гонгадзе.

     В автомобиле Пукач рассказал ему, Поповичу и Костенку план операции по захвату объекта наблюдения. Согласно этому плану Пукача, Попович должен был «подставить» автомобиль неизвестному мужчине под видом такси, а когда тот сядет на заднее сидение, то остальные участники захвата должны быстро сеть по обе стороны мужчины и не дать ему возможности выйти из автомобиля. После задержания, мужчину необходимо было доставить в ГУВД г. Киева.

     Однако, 15 сентября 2000 года, захватить объект наблюдения не удалось, так как сотрудники ГУКП, наблюдавшие за парадным дома №7, «прогавили» мужчину и он беспрепятственно остановил другой автомобиль и уехал домой, на ул. Красноармейскую.

     Узнав об этом, Пукач дал команду немедленно ехать на ул. Красноармейскую, где «дежурили» другие сотрудники ГУКП. Однако те доложили, что объект наблюдения уже зашел в дом. Было в это время около 23 часов. Всем участникам операции Пукач приказал на завтра выйти на работу.

     16 сентября, около 11 часов, возле станции метро «Центральный стадион», его ожидал Пукач, на служебном автомобиле под управлением Поповича. Объект наружного наблюдения сначала находился в офисе по ул. Владимирской, а потом перемещался по городу. По-прежнему, в наблюдении за ним принимало участие большое количество сотрудников ГУКП МВД, которые по рации докладывали Пукачу и месте нахождения объекта.

     Примерно в 21 час Пукачу доложили, что объект наблюдения, совместно с женщиной, прибыли к дому №7 по бульвару Л.Украинки и зашли в дом. Пукач приказал Поповичу остановить автомобиль немного выше от дома №7, поменять номерные знаки, и быть готовым «подставить» автомобиль мужчине, когда тот выйдет на бульвар и будет ловить такси. После этого они втроем, он, Пукач и Костенко, вышли из автомобиля и стали прогуливаться по бульвару, ожидая сообщения по рации о появлении мужчины…».

 

Продолжение следует.

Написати коментар
Я не бот